ЛЕС (Островский отдыхает…)

ЛЕС (Островский отдыхает…)

 

Многострадальная лесополоса, протянувшаяся от Гиват-Аморе до промышленной зоны Алон-Тавор и спускающаяся вниз, ближе к арабской деревне Суллам, мало чем похожа на леса  средней полосы  России, но, как говорится "чем богаты…"  Как известно, в Израиле отношение к лесу трепетное, поскольку здесь, по большей части, это явление рукотворное, созданное не благодаря, а скорее вопреки матушке-природе. Однако, когда вы читаете "трепетное", не подумайте, что это о муниципальных властях г. Афула. Взаимного интереса жителей и властей по упорядочению, сохранению и облагораживанию лесопарка, увы не обнаруживается. То есть обнаруживается, но как-то больше  на словах. Были, правда, попытки создать прогулочную зону справа вниз от деревни Дехи. Были и скамейки установлены вдоль дороги за пять минут до начала прошлых муниципальных выборов. Но выборы прошли, а скамейки исчезли и больше не появлялись. Скамейки в Афуле - это отдельная история. Судя по всему, они живут своей отдельной жизнью, меняют места обслуживания населения и кочуют, как первые секретари присной памяти КПСС.

  За последние годы в лесопарке Гиват-Аморе было два крупных пожара. Оставим выяснение причин их возгорания организациям, облечённым правом их выяснять. Вырубка леса, происходившая по их следам, представляет не меньший интерес. Да, конечно, на первый взгляд всё логично: сгоревшие деревья надо убрать, а на их место сажать новые, но как объяснить  тот факт, что вместе с ними были срублены совершенно здоровые деревья (на срубах видна свежая смола, сильно напоминающая слёзы…), обработаны, аккуратно складированы, как и положено деловой древесине, и  вывезены в неизвестном направлении. Впрочем, не таком уже и неизвестном. Утверждают, что видели тракторы, везущие стволы деревьев в направлении деревни Дехи… Причём, вырублены также в местах, коих пожар не коснулся. Как объясняют компетентные люди из Керен Каемет ле-Исраэль -  так и должно быть. Сгоревшие деревья вырубаются в зоне пожара, а старые и больные для планового прорежения леса.  Так оно и есть: в парке возле деревни Дехи так "проредили", что лесом это уже вряд ли можно назвать. Создаётся впечатление, что кто-то помогает убить лес не без пользы для себя. На склоне, правда, появились саженцы за колючей проволокой. Выросшие из них деревья, на склоне лет увидят наши дети. Невозможно обойти стороной сам процесс вырубки и вывоза, когда трелёвщик, как попало,  вывозил неделовую древесину, ломая и калеча оставшиеся деревья и всё вокруг,  в том числе и и недавно поставленную вывеску "Керен-Каемет ле-Исраель … тел. 1-800-350-550", которая потом исчезла, точно также, как и стволы, якобы больных деревьев, и до сих пор не восстановлена. На память жителям оставлена лишь никому куча гниющих опилок и общий бардак.

  Всё это говорит о том, что никакого контроля над происходящим не было. Ни со стороны Керен  Каемет, ни со стороны афульского муниципалитета. Непонятно где в это время находился председатель муниципальной комиссии по экологии Владимир Крайзельбурд и заместитель мэра города Афулы доктор Борис Юдис, который в своё время обещал, что лес будет под его контролем…. А когда нет контроля  -  нет и гарантии соблюдения законов и правил.  Лес до сих пор не приведен в порядок. Сломаны качели.  Во многих местах развалены столики и скамейки, а камни растащены и из них сложены кострища. Никто не взимает штрафы за разведение костров, а потом удивляются, что возникают пожары. Муниципальная полиция приезжает редко. Ответственный за порядок в лесу - кто бы вы думали? Правильно,  житель деревни Дехи. Не пора ли его привлечь к ответу или хотя бы заменить? Честно говоря, по ходу  возникает вопрос, почему это не  житель Афулы или Гиват-Аморе? Когда  вообще будет наведен порядок? Наверное, руководство Афулы займётся этим,  в присущем ему стиле - в преддверии выборов. А может, и кивнёт сторону Еврейского национального фонда. Мол, не наше это дело… Хотя трудно понять, как Еврейский национальный фонд, частью которого является этот лес может быть "не нашим делом". И нам только и останется смотреть, как Иван кивает на Петра или (учитывая нашу реальность) Хаим на Авраама. Безразличное отношение власти к хищнической вырубке леса всегда (и во времена Островского, и в наши) и везде является показателем кризиса в отношениях между обществом и властью. В данном случае - местной.

Николай Яковлев

Добавить отзыв
     
Заполните обязательное поле
Введите код с картинки
Необходимо согласие на обработку персональных данных